Previous Entry Поделиться Next Entry
Не суетиться, но и не сдаваться
stoletie
boldyrev_info

КОНСПЕКТИВНО, ТЕМЫ СТАТЬИ — boldyrev-info:
(1) Национальные лидеры и движения. Что делать
(2) Автобиографическое: выборы депутатов СССР
(3) Незаконная торговля оружием?
(4) Нужно ужесточать наказания за убийства


Юрий Болдырев, 22.11.2010 (Столетие.ру)

Вопреки обычаю, на этот раз начну не с темы статьи, а с реакции на реакцию – с ответа на отклики на мои прежние статьи. Прежде всего, благодарен всем, кто высказывает свою оценку, свои идеи и мысли. А также, разумеется, благодарен и тем, кто считает меня достойным более масштабного дела, нежели мое нынешнее. Все комментарии, а также специальное обращение прочитал, осмыслил, осознал. И раз просили ответить публично, отвечаю.

Первое. Жизнь – лучший режиссер. Только успел один комментатор сказать о надежде, как появился комментарий Надежды, да такой, что следующий же комментатор лишь воскликнул «Браво!». К этому «Браво!» присоединяюсь и я. Не в смысле неспособности или нежелания делать что-то еще, но в смысле представления о приоритетах и о важности того, что делаю сейчас.

Второе. Иногда надо действовать решительно, а иногда надо ждать, когда откроется поле возможностей, готовиться к нему. И вовсе не обязательно, кстати, что оно обязательно откроется, и что откроется именно для тебя. Но и из этого не следует, что в его отсутствие надо беспорядочно суетиться и биться лбом об стену, кроме случая, разумеется, если задача – как-то развлечь, насмешить окружающих.

Третье. Когда же именно надо действовать, а когда выжидать? Вот здесь единого и однозначного ответа нет и быть не может. Есть люди способные, есть удачливые, а есть и гениальные, последняя характеристика которых в том зачастую и проявляется, что они точно определяют не только направление и метод, но и время действия. Сразу оговорю, что сам на гениальность никоим образом не претендую, и в оценке ситуации готов прислушиваться к другим, но исходить все-таки и из собственного опыта и понимания.

Четвертое. Для удобства рассуждений далее – не обо мне, а о ком-либо другом достойном (может быть, более достойном), например, об академике Сергее Глазьеве, которому я лично всегда готов помогать. Действительно: что мешает создавать и распространять на местах, ширить движение по выдвижению этого достойного человека в президенты России? С совсем простыми и понятными лозунгами: национально ориентированная власть и экономика (буквально, национальный эгоизм – как нормальная реакция на предшествующий длительный период явной сдачи национальных интересов якобы «ради общечеловеческого») плюс жесткое и даже жестокое пресечение всякого мошенничества и воровства; плюс быстрое и реальное объединение с Белоруссией на базе не наших нынешних, а ее социальных ценностей. И точка – без какой-либо дополнительной зауми. Главное: никакое специальное согласие Сергея Юрьевича на это не требуется – пусть даже публично отказывается до самого последнего момента, говорит, что он на подобное никоим образом не претендует. Мы-то знаем и понимаем главное: всей предшествующей жизнью и работой он доказал, что способен и достоин, а значит, в решительный момент (а не в момент какого-то преждевременного фальстарта) – не подведет и согласие даст.

Пятое. А если так случится, что в решительный момент он все-таки не сможет? Здесь мы уже не о Сергее Юрьевиче, которому желаем доброго здоровья, а о ком-то другом, абстрактном: человек ведь, кроме всего прочего, смертен, и как говаривал Воланд, внезапно смертен. Значит, у такого движения должны быть запасные, резервные, но также публично провозглашенные лидеры-ориентиры (от которых тоже никакое согласие на это никоим образом не требуется): это могут быть, например, бывший председатель Госкомимущества Полеванов (помните – изгнавший из министерства после Чубайса американских советников, за что затем был снят с должности Ельциным), генерал Ивашов и другие. Может формироваться и что-то типа непартийного народного теневого правительства – как группа людей, которых это движение считает способными и достойными. Среди них могут быть и такие, как, например, экономисты Хазин и Делягин и другие – и тоже никакое их специальное предварительное согласие здесь не требуется…

Шестое. Это то, что касается предложенного авторами комментариев к моим статьям широкого народного движения. Легко ли его организовать? Полагаю, нелегко. Легко ли ему будет жить и развиваться, если организовать удастся? Тем более, нелегко. Но еще раз повторю: все эти трудности и возможности никак не зависят от того, дал ли, например, Сергей Юрьевич или иной достойный свое согласие на это.

Седьмое. При самом даже благоприятном стечении обстоятельств, если движение родилось, выжило и окрепло, сможет ли оно затем выдвинуть своего кандидата в президенты? Ведь движение должно стать столь мощным, чтобы суметь и успеть превратиться в партию, да еще и такую мощную, чтобы ей никто не посмел отказать в регистрации...

Восьмое. Хорошо ли мы представляем себе социально-экономическую суть нынешнего нашего режима? Позволит ли он смениться власти по существу?.. Не надо иллюзий... И потому просвещение общества, точнее, пока какой-то его минимальной части – это то, что может и должно делаться на страницах различных изданий и сайтов.

И девятое. Последнее вовсе не означает, что не нужно создавать широкое народное движение в поддержку, например, выше сформулированных простых и ясных лозунгов и известных лидеров национально ориентированного общественного мнения, которые, кстати, не спят, не отдыхают и не спиваются, а все, насколько известно, интенсивно работают. Если видите в себе способность и силы, а вокруг потенциал поддержки – создавайте, и не требуйте для этого никакого специального согласия уважаемого Сергея Юрьевича и других, уж простите за прямоту – не провоцируйте их фальстарты. Что из этого получится, заранее неизвестно, и зависит, опять же простите за прямоту, прежде всего, от вашего желания и от ваших способностей. Но, не исключено, что получится и что-то ценное, важное, результативное. Тем более, что отсутствие поля возможностей для самих потенциальных лидеров сегодня еще отнюдь не означает, что оно не может возникнуть завтра.


И в заключение этой части статьи – о непредсказуемости промежуточных результатов борьбы с точки зрения личных судеб, в частности, о том, как я стал депутатом. Уже более двух десятков лет назад, когда как раз открылось на некоторое время некое поле возможностей, мы в нашем оборонном институте попытались выдвинуть от коллектива института в народные депутаты СССР нескольких известных питерцев. Но руководство института, видимо, имело указания пресекать инициативу, и потому, под предлогом режима секретности, отказалось впускать на собрание коллектива этих известных в городе и уважаемых граждан. В результате оскорбленный коллектив решил все равно выдвигать. А раз невозможно выдвигать известных в городе людей, которых вероятно могли бы поддержать и другие коллективы, то выдвигать своих. И, вопреки всему перестраховавшемуся начальству, взяли и тут же выдвинули двоих своих, в том числе меня. Дальнейшее не пересказываю, но мораль ясна: организуйтесь, сплачивайтесь, собирайте и организуйте сторонников Глазьева, Ивашова, Полеванова и других известных достойных, а если, когда дойдет до дела, они по каким-то (может быть, и объективным) причинам не смогут, то к тому времени сами уже будете готовы выдвинуть и своих, из своих рядов…



И о событиях, которые, как я понимаю, оказываются пищей для раздумий наших читателей.

У нас радость – сблизились с НАТО. Теперь, оказывается, и в стратегии НАТО сказано, что эта организация не является угрозой для России. Вот здорово, только забыл спросить: а в отношении Сербии ранее так и было записано – «являемся угрозой»? А если и в отношении Сербии записано не было, то в чем разница?

Применительно ко взаимоотношениям с НАТО интересно еще и то, что нашего предпринимателя, как я понял, бывшего сотрудника разведки, обвиняемого в нелегальной торговле оружием, Таиланд выдал США по их требованию, но отношения у нас в связи с этим решительно портятся не с США а с… Таиландом. И настолько, что президент Таиланда даже не приехал на международную конференцию по защите тигров в… Санкт-Петербурге.

Всех деталей темных дел, связанных с торговлей оружием, мы, понятно, не знаем и потому выводы делать сложно. Но уже давно, как минимум, после Афганистана, не очень-то верится в бескомпромиссную борьбу США против международной наркомафии. В отношении же нашего предпринимателя, обвиненного Штатами в нелегальных поставках оружия наркомафии и интенсивно защищаемого в этой связи нашим властями, тоже что-то мешает взять да и безусловно сплотиться вокруг своей власти. И понятно, что мешает. Слишком уж обоснованны наши представления о масштабе коррумпирования и разложения всей системы государственной власти страны. И это неминуемо ведет к подозрениям о соответствии этому и уровня коррупции в спецслужбах, в том числе, ведающих такими деликатными вопросами, как поставки вооружений в третьи страны.

И что же – «чума на оба ваши дома»? Или же все равно «патриотично» верить своим? Но свои ли они, в наших ли интересах «играют»? Или же вообще не замечать – делать вид, что нас это все не касается, а они там наверху уж как-то разберутся?

И проблема эта в современном мире (впрочем, наверное, и во все времена) не только наша – достаточно напомнить о знаменитом американском скандале «Иран-контрас». Там высшая государственная власть, в конечном счете, встала на защиту своего агента, осуществлявшего очевидно преступные тайные сделки, но, вроде как, в интересах США. Точнее, как выяснилось, по поручениям руководства США, но вовсе не в интересах тех публично декларируемых США как государством ценностей, которыми США так гордятся...

У нас же теперь все может оказаться и еще куда проще. У нас, не исключено, никакие ценности, пусть даже и противоположные декларируемым, и никакие государственные интересы, пусть даже и ошибочно понимаемые руководством государства, тут вообще ни при чем. У нас, наиболее вероятно, все окажется замешано на самой элементарной и абсолютно аполитичной коммерции, при том, что масштабы нелегальной торговли оружием, в которой США обвиняют выходца из России, таковы, что без участия государства и (или) его чрезвычайно высокопоставленных должностных лиц, подобное практически невозможно…



И еще одна новость: дальнейшее развитие получает иркутская история с дочкой председателя тамошнего избиркома, сбившей на машине двух девушек и даже не поинтересовавшейся их состоянием. Как известно, приговор в три года с отсрочкой на четырнадцать лет сейчас пересматривается. Но вот нам сообщают, что уголовное наказание может вообще не потребоваться в силу возможности «урегулирования конфликта сторонами» и «примирения сторон». И в подтверждение сообщается, что подсудимая уже перечислила на счет семьи пострадавших целых триста тысяч рублей.

Триста тысяч рублей – это много или мало? Где-то, наверное, от четверти до осьмушки от стоимости орудия убийства – автомашины, за рулем которой и находилась преступница в момент убийства. Триста тысяч – это, конечно, деньги, жизненно необходимые пострадавшей девочке-инвалиду на дальнейшее лечение. Но почему это перечисление осуществляется «добровольно», а не принудительно и в несопоставимо большем размере? «Добровольное» же такое перечисление, надо признать, это еще и, безусловно, оскорбление – крохи с барского стола.

Далее же дело не только в сумме, но в сути: неужто в принципе допустима возможность вот так взять и откупиться?

Да, допустим, с девочкой, оставшейся в живых, вопрос может быть решен путем полной компенсации нанесенного ей ущерба. Но и в этом случае надо трезво понимать: сделка если и состоится, то будет заведомо кабальной – от безысходности. Ведь полная компенсация за нанесенные увечья и инвалидность в принципе невозможна – подорванное здоровье и ограничение жизненно важных функций организма (а просто так инвалидность, как известно, у нас не дают) - это не покрыть никакими деньгами.

Тем более, о каком «урегулировании» и «примирении сторон» может идти речь применительно к погибшей? Неужто она успела оставить завещание, в котором в здравом уме и твердой памяти поручила родным и близким или кому-то еще «компенсировать» ее уничтоженную жизнь деньгами? Или закон наш столь «гуманен», что позволяет убийцам «примиряться» с родственниками убитых?

Откуда вообще идея, что с родственниками убитого вопрос об убийстве может быть «урегулирован»? А это нам Уголовный кодекс любезно подсказывает, статья 76 УК - если преступление, в том числе, неумышленное убийство окажется «средней тяжести». И плюс соответствующая статья 25 УПК, если ее трактовать так, что родственники убитого являются его «законными представителями» - тогда для «примирения сторон» не остается никаких препятствий. Но не кощунство ли это?

Если это все не варварство, то что еще?

И вновь о том, откуда к нам идет (правда, никак не достучится до нас) цивилизация: с Запада или с Востока. Или, может быть, идет отовсюду, но мы для истинной цивилизации упорно держим все окна и двери на запоре. Итак, сравним нашу историю с недавней китайской. Там водитель, сбивший несколько человек, приговорен к смертной казни. При этом не вместо уголовного наказания, в качестве «урегулирования конфликта» и «примирения сторон», а в дополнение к смертной казни преступника его наследники должны выплатить потерпевшим более двухсот тысяч долларов. И никаких кабальных «сделок» и «примирения сторон». И где после этого жить надежнее и безопаснее? Где цивилизация, а где чистое варварство?

И самый тяжелый и неприятный вопрос: если в результате сближения с НАТО мы окажемся втянуты в конфликты с Афганистаном, Ираном и, наконец, Китаем (а иначе зачем еще они с нами «сближаются»?), что будем защищать, кроме, разумеется, интересов Запада? Что свое будем защищать – право детей высокопоставленных чиновников нас безнаказанно давить и затем откупаться от правосудия?



МЕТКИ: Глазьев, выборы2012, лидеры-ориентиры, самоорганизация, параллельные структуры власти
автобиография, Съезд и МДГ
НАТО, ФСБ и спецслужбы, внешняя политика
преступление и наказание, гуманизм, смертная казнь

Комментарии отключены

Для этой записи комментарии отключены.

?

Log in

No account? Create an account